В ранце каждого солдата лежит жезл маршала

"Трудно, наверное, сейчас сказать насколько серьезными были мысли о генеральском жезле молодого подтянутого лейтенанта Михаила Коваля, когда он в сияющей золотыми погонами новенькой форме стоял на плацу своего родного Каменец-Подольского училища", - повествует о личности нынешнего первого заместителя Секретаря СНБО Украины военно-политический эксперт, полковник запаса Рафаэль Люкманов на страницах издания "Гражданский журналист". Далее, авторский текст, как говорится, без купюр...
В далеком 1979 году ему и в голову не могло прийти, что он уже, будучи министром обороны независимой Украины, сможет воодушевить Армию, издерганную непонятными приказами и уставшую от тотальной лжи, подчинить ее единому замыслу, вернуть ей веру в своего министра и показать, что она может побеждать и воевать успешно, отстаивая свою землю, отвоевывая у наглых захватчиков, непривыкших к отпору, пядь за пядью, дом за домом, город за городом! Но это стало в далеком 2014… А пока он упорно шел к своей звезде. Упорно учился сам и учил своих подчиненных. Не раз становился лучшим в своей профессии. Всегда был впереди. Делай как я! Никаких снисхождений к себе и постоянный пример для своих подчиненных. Они и сейчас его помнят, даже на этой войне уважение к своему командиру не позволило им, ветеранам той – старой армии совершить непоправимое, пролить кровь своих братьев. Командирское слово оказалось сильнее кремлевской пропаганды!
В то жаркое лето нам не довелось встретиться. Старые ветераны были рады, что после непонятных па в ритме яблочка, к рулю стал настоящий кадровый генерал – Батя. Он знает Армию, он сам – суть этой Армии, чувствует ее пульс, знает как вести за собой и умеет командовать. Уверенный боевой генерал, не раз доказавший свою компетенцию! Мы прекрасно помнили его по службе, знали его роль в событиях на острове Тузла, когда его грамотные и уверенные действия, неординарные решения, не позволили развязать вооруженный конфликт. Мы делали свое дело и не лезли на глаза. Но нужно сказать, что еще тогда привлекла его искренность. Если ситуация требовала его вмешательства – звонить можно было в любое время, и будьте уверены – ситуация разрешалась! Проверив компетенцию офицера в деле–он доверял ему и потеря этого доверия значила для офицера потерю самого себя. Встретились мы позже, в других кабинетах и наконец-то познакомились лично. Где-то заклинило пулеметы, кто-то вывалился из боя, у кого-то не получился кавалерийский наскок и Армия, бывшая всего в двух шагах от Победы откатилась в недоумении, получив вдогонку Илловайск и Дебальцево, падение Донецкого аэропорта, замерев на минских позициях и изредка огрызаясь огнем и контратаками…
Жаркая весна 14 года. Войска медленно, но уверенно ползут вперед. Слово война еще редко употребляется в обиходе, еще нет массовых обстрелов, еще присутствует некая доля неуверенности в принятии решения на открытие огня, растерянность при встрече с беснующейся толпой, подогреваемой заезжими гастролерами. В то же время со стороны российских войск и их наемников – полная безнаказанность, наглость и самоуверенность, особенно после беспечной «прогулки» в Крыму. Но уже в сводках звучат: Луганск, Славянск, Семеновка… Украинские войска уверенно делают свою работу: обход, охват, перехват путей подхода резервов, огневой контроль, тактические воздушные десанты, огонь артиллерии, удары авиации. Внутри котлов уже не так весело, уже в эфире паника, истерические требования о нанесении ударов по украинским подразделениям с целью ослабления железной хватки, но это внутри. Те, кто еще не почувствовал этого на себе – они по-прежнему самонадеянны и уверены в своей силе, они обстреляны, они уже убивали, они пришли в мирную страну и им позволено здесь безнаказанно творить зло, их благословили на это. Они наглые, пока…
22 мая генерал-полковник Коваль прибыл на командный пункт сектора в Орехово. Обстановка в тот день складывалась не самым лучшим образом. В тот момент практически две роты 30-й ОМБр оказались заблокированными толпой перед мостом через Северский Донец в Рубежном. Гоня перед собой как стадо баранов мирных жителей, подогреваемых провокаторами, горячие пари с Кавказа и наглые казачки спокойно делали свое дело – в виду колонны разворачивалась минометная батарея, подтягивались новые вооруженные группы бородатых боевиков в предвкушении скорой расправы. Комбат внутренних войск, батальон которого охранял местный завод по производству взрывчатых веществ, уже мысленно присвоил себе технику и вооружение и выступал гарантом безопасности, при условии, что военные разоружатся на территории завода. Он уже мнил себя местным полководцем со своим личным войском. Истерия нагнеталась и достигла уже критического уровня. Ситуация не разрешалась. Командование сектора не знало, что делать в сложившейся обстановке. Сказывался синдром армии мирного времени. Командиры на месте уже задерганные «мирняком», утратили момент принятия решения и твердых, уверенных действий. Обнаглевшая толпа все наседала и вот под непрерывным давлением уже первые 30 человек оставили свои БМП, вооружение и пошли сдаваться.
Боевой генерал сразу оценил угрозу. Утрата инициативы в бою, потеря управления – это уже поражение!
– Доложите обстановку!
– Связь с командованием бригады!
– Полковник Заболотный на связи!
– Сергей Вячеславович, верь мне как отцу! Спокойно выполняйте все мои команды!
В каждой фразе сквозила уверенность.
– Здесь есть артиллерия?
– Так точно!
Уверенность уже передается офицерам управления сектора.
– Две НОНЫ десантников 25-й бригады. Расчеты готовы к бою!
– Подтягивайте их ближе!
Через полковника Заболотного уже установлена связь с заблокированной колонной, пусть по мобильному телефону, пусть с сержантом, но связь есть! А это уже не так и плохо!
– Сержант, как тебя зовут?
– Николай!
– Верь мне! Доложи обстановку! Мы вас будем выводить!
На КП сектора открывается ГУГЛ карта, определяются ориентиры. На Западе до сих пор не могут понять как мы воюем и побеждаем!
– На КП есть артиллеристы?
– Так точно! Поднялся дежурный по ЦБУ.
– Готовьте расчеты.
Команды спокойные, без повышения голоса, уверенность в каждом слове, каждом жесте. Колесо закрутилось. Подтянулись резервы, генерал Виктор Муженко во главе тактического воздушного десанта, мотопехота…
– Сержант, Николай, что там у вас?
– Тяжело. Сидим в броне, вижу минометы, сзади уже навалили баррикаду, впереди толпа, возле лесополосы собираются бородатые..
– Держитесь, скажи, чтобы дали время подумать до 15.00, ровно в 15.00 чтобы все были в броне и готовься корректировать огонь. Мы вас не бросим!
В это время наемники и предатели уже готовились праздновать очередную победу, еще одних запугали, подавили, растоптали…
Артиллеристы-десантники сработали филигранно и четко! Первой миной разнесло в клочья скопление живой силы. Вторым попаданием – минометную батарею. Движению колонны мешает баррикада, три БМП уже захвачены.
– Николай, ПТУРы у тебя есть?
- Так точно!
– Бей ими по баррикаде, захваченные БМП уничтожить!
Коротко, ясно, без двусмысленного толкования! Батя знает свою Армию, своего солдата! Солдаты верят ему! Колонна рванулась вперед! Вот и вокзал, там уже погруженные в машине те 30 ребят, которых увели боевики. Короткий бой и ребята свободны. В это же время подоспели резервы. Пехотинцы били безжалостно с фронта, с неба довершили разгром десантники. Трупы чужаков с Кавказа и еще недавно таких уверенных в себе казачков долго валялись на улицах Рубежного – они были не местные и никто не хотел их хоронить… Армия продолжила выполнение своей задачи по защите Родины.
А генерал Коваль поблагодарил офицеров за деятельное участие в проведении методического занятия по выводу подразделений 30 ОМБр из окружения, о чем была сделана соответствующая запись в журнале боевых действий. Оформлены необходимые приказы и распоряжения. И продолжен путь на восток, туда, где чуть не зашло за горизонт беспечное весеннее солнце…

"ЭпонимЪ"
Share on Google Plus

0 коммент.:

Отправка комментария